Понятие и сущность уголовно-процессуальной функции защиты

Конституция Российской Федерации в ч.3 ст.123 указывает состязательность и равноправие сторон одной из основ организации уголовного судопроизводства. Состязательность и равноправие логически подразумевают противоположность и различие двух сторон стремящихся к разным целям в процессе и соответственно выполняющие различные и антагонистические роли и задачи. В ч.2 ст.15 УПК РФ законодательно закрепляет независимость в выполнении функций, среди которых называет «обвинения, защиты и разрешения уголовного дела», но в чем состоит каждая из функций не раскрывает. Чем отличается от УПК РСФСР (ч. 1 ст. 51) , где функция защитника была сформулирована: «использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь».

Вообще, уголовно-процессуальная функция — направление (вид) деятельности субъектов уголовного процесса, обусловленные их ролью, назначением или целью участия в производстве по уголовному делу.1

Поскольку деятельность по осуществлению защиты обвиняемого процессуально и законодательно возложена на адвоката-защитника постольку и функция защиты по определению принадлежит ему. Поэтому и функцию защиты как противоположную функции обвинения следует определять как деятельность ставящую целью достижение благоприятных в правовом значении последствий и разрешения уголовного дела для подзащитного. Совокупность прав и обязанностей защитника определяет его правовой статус, который с одной стороны раскрывает простор для возможного поведения и осуществления действий, а с другой ограничивает эти действия предусмотренными в законе пределами. Таким образом, деятельность по оказанию юридической помощи и осуществлению защиты преследуемого лица является содержанием и наполняет практическим смыслом процессуальную функцию защиты. Ограничить способы и средства защиты к которым прибегает адвокат-защитник в своей практике можно только нормативно-правовым актом, предусмотрев законодательно пределы осуществления прав. Ограничением такой деятельности можно назвать получение доказательств с нарушением закона, то есть таким способом когда полученная информация не может быть учтена судом в качестве допустимого доказательства.

Перечень полномочий защитника приведен законодателем в ст. 53 УПК РФ, п. 11 ч. 1 содержит формулировку правовой возможности использовать любые «не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы».

Раскрывая сущность функции защиты, следует обратить внимание на то обстоятельство что закон возлагая обязанность на правоохранительные органы предоставить защитника или что то же обеспечить квалифицированную юридическую помощь, не раскрывает понятия самой квалифицированной

помощи которая по существу и наполняет содержательно функцию защиты. Понятие же квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе можно сформулировать через понятие степени процессуальной активности в познании по уголовному делу, данный подход предложен Л.А. Воскобитовой, представляется наиболее рациональным.2

Считаем необходимым проанализировать развитие института правовой помощи и одновременно функции защиты в уголовном процессе в отношении хронологически давно минувших моментов. Так, один из наиболее видных дореволюционных ученых правоведов, А.Ф. Кони указывал, что «составители Судебных уставов разумели уголовную защиту как общественное служение. В их глазах уголовный защитник представлялся как vir bonus, dicendi peritus (муж добрый, опытный в речи – лат). …Он должен являться лишь правозаступником и действовать только на суде или на предварительном следствии — там, где это допускается, быть не слугою своего клиента и не пособником ему в стремлении уйти от заслуженной кары правосудия, но помощником и советником человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют»3. Как можем увидеть из сказанного Кони А.Ф., предназначение защиты в уголовном процессе по сути есть «общественное служение» и помощь оказываемая правосудию в вынесении справедливого и законного приговора, а фигура защитника наполнялась им особым ореолом нравственных качеств.

Н.И. Капинус например, выделил сущностные характеризующие черты функции защиты:

1.назначение этой деятельности — опровержение подозрения или обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, исключающих или смягчающих их ответственность, а также охрана их личных и имущественных прав;

2. носит частно-публичный характер;

3. целью процессуальной деятельности защитника является такой результат по делу (в единстве его практической и юридической сторон), который соответствовал бы законным интересам подзащитного.4

С практической стороны целью деятельности становится выявление обстоятельств свидетельствующих в пользу позиции защиты, опровержение доводов стороны обвинения и достижение необходимого результата в судебном процессе. Следует добавить, что не смотря на тот факт что правовой статус, которым лицо обладает в уголовном процессе, является производным и определяется функцией защиты, их отождествление представляется не состоятельным. Так отождествление функции и статуса или выведение функции защиты из статуса защитника и подзащитного, представляется упрощенным подходом к проблеме.5 Безусловно, функция защиты связаны с правовым статусом и уже в том значении что последний определяется задачами стоящими перед определенной стороной в уголовном процессе и существом функций возлагаемых на участников процесса с данной стороны. Несомненно также и то, что каждая из сторон имеет свои задачи в процессе и функции этих сторон не смешиваются, но как возможно представить себе то положение дел, когда сторона обвинения, например, как более процессуально приспособленная к получению доказательств по делу, оставляет без внимания или более того, целенаправленно скрывает обстоятельства полученные ею в рамках осуществления предварительного следствия, перед судом, вводит суд в заблуждение по существу выясненных фактов, одновременно полностью осознавая свою деятельность противоречащей осуществлению цели установления объективной истины по делу и одновременно принципам осуществления правосудия – законности и справедливости, нарушает в тот момент и принципы собственной деятельности, потому как законность является

общим для все государственных органов принципом. Подобная ситуация возвращает деятельность органов предварительного расследования на уровень даже более не инквизиционного сыска средних веков, а превращает в существо частноправового рода, принципом и сутью деятельности которого становится обвинение.

Точно так же и с другой стороны, нельзя принимать функцию защиты за служительницу непосредственно и только частных интересов обвиняемого. Выведенную из его правового статуса, ограниченную им. Данная точка зрения, на мой взгляд, при критическом анализе, покажет что интересы одного лица, обвиняемого, возобладали над общественным интересом в справедливом объективном судебном разбирательстве, преследующим цель не только наказать виновного и восстановить социальную справедливость, но и восстанавливая социальную справедливость не допустить наказания ошибочно обвиненного. Не отрицая цели функции защиты в оправдании каждого конкретного обвиняемого как личности, нельзя не увидеть и общественную функцию защиты любого обвиняемого как неотъемлемое свойство самого судебного разбирательства. Институт обязательного назначения защитника и институт отказа от защитника, рассматриваемые нами в параграфах 1.5 и 1.6 данной работы, когда даже в случаях проявления воли подозреваемого или обвиняемого на от отказ от профессионального адвоката, последний может быть назначен и участвовать помимо волеизъявления обвиняемого, в интересах общества, правосудия и законности в целом. Что не позволяет говорить о правовой природе полномочий адвоката как о производной и ограниченной правами обвиняемого по уголовному делу.

По мнению О.Я. Баева, «деятельность защитника должна быть направлена на достижение исхода дела, объективно и (или) субъективно благоприятного для подзащитного, и всемерное обеспечение личностных, имущественных и неимущественных прав и интересов последнего».6 Основным же общественным назначением для защиты и соответственно

основная задача защиты в уголовном процессе остается предотвращение наказания невиновного и защита его прав от не законного применения мер принуждения.

Мы считаем что нельзя не согласится с мнением О.Я. Баева, в соответствии с которым цель профессиональной защиты заключается именно и только в защите, оказании помощи правосудию путем выполнения очерченной в законе специфически односторонней функции, защиты от осуществляемого против подзащитного уголовного преследования и обвинения в совершении преступления, защиты его и его законных интересов.7

Подводя итог данной части научного исследования, приходим к выводу, что функция защиты (как и функция обвинения с другой стороны) состоит в оказании средств для суда (доказательств, неопровержимых фактов, критики, в значении выявления противоречий) в процессе осуществления им своей функции – установления объективной истины, разрешения дела по существу и вынесения обоснованного, справедливого и законного решения по делу.

Поделитесь интересным материалом с друзьями!
 
 

Получайте статьи на почту

 

 

 

Рекомендуем прочитать:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*